Вторник, 25.04.2017, 07:39
Приветствую Вас Гость | RSS

Мурманская областная детско-юношеская библиотека

Отдел новой художественной литературы

Вам, читатель
Контакты
183025, г. Мурманск,
ул. Буркова д.30
т. 44-10-35
e-mail:admin@onhl.ru
Режим работы
Пн - Пт: 10.00 - 18.00
Сб: Выходной.
Вс: 10.00 - 17.00
Наши друзья

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2015 » Январь » 23 » Что прочитать: антологии современного рассказа
23:56
Что прочитать: антологии современного рассказа
Рассказ или новелла - основной жанр малой повествовательной прозы, более краткая форма, нежели повесть или роман. Он восходит к фольклорным жанрам устного пересказа в виде сказаний или поучительного иносказания и притчи. По сравнению с более развернутыми повествовательными формами в рассказах немного действующих лиц и одна сюжетная линия (реже несколько) при характерном наличии какой-то одной проблемы.
Рассказам одного автора свойственна циклизация. В традиционной модели отношений "писатель-читатель" рассказ, как правило, публикуется в периодическом издании; накопленные за определенный период произведения затем издаются отдельной книгой как сборник рассказов.

Сборник рассказов - это отдельное издание группы рассказов (новелл), как правило, принадлежащих перу одного и того же автора. Сборник может быть составлен из произведений, публикуемых впервые, либо из рассказов, ранее уже появлявшихся в периодической печати. В случае, если в книге собраны рассказы разных авторов, то принято говорить об альманахе, либо об антологии ранее опубликованных рассказов.

[Немного истории]
До середины XIX века понятия рассказа и повести в России толком не различались. Любая малая повествовательная форма именовалась повестью, любая крупная форма - романом. Позднее возобладало представление, что повесть отличается от рассказа тем, что в ней сюжет сосредотачивается не на одном центральном событии, но на целом ряде событий, охватывающих значительнейшую часть жизни героя, а часто и нескольких героев.
Повесть более спокойна и нетороплива, чем рассказ или новелла.

Принято считать, что отдельной новелле в целом не свойственны богатство художественных красок, изобилие интриг и переплетений в событиях - в отличие от повести или романа, которые могут описывать множество конфликтов и широкий круг разнообразных проблем и действий. В то же время Х. Л. Борхес указывал, что после новеллистической революции рубежа XIX и XX вв. рассказ в состоянии передать все то же, что роман, при этом не требует от читателя избыточных затрат времени и внимания.

Для Эдгара По новелла - это вымышленная история, которая может быть прочитана за один присест; для Герберта Уэллса - менее чем за час. Тем не менее, разграничение рассказа и иных "малых форм" от романа по критерию объема в значительной степени условно. Так, к примеру, "Один день Ивана Денисовича" принято определять как рассказ (день из жизни одного героя), хотя по протяженности этот текст ближе к роману. И напротив, небольшие по объему произведения Рене Шатобриана или Паоло Коэльо с любовными переплетениями и интригами считаются романами.

Некоторые рассказы Чехова при малом объеме представляют собой своеобразные мини-романы. Например, в хрестоматийном рассказе "Ионыч" автор "сумел без потерь сгустить грандиозный объем всей человеческой жизни, во всей ее трагикомической полноте на 18 страницах текста". В плане сжатия материала едва ли не дальше всех классиков продвинулся Лев Толстой: в коротком рассказе "Алеша Горшок" целая человеческая жизнь рассказана всего на нескольких страницах.

[Почитаем?]
борморБормор П. Игры демиургов
Жили-были два демиурга. Одного звали Шамбамбукли, а второго - Мазукта. И занимались они тем, чем занимаются все уважающие себя демиурги - творили миры. Ну, все как обычно - купил в супермаркете Ничто, замесил, из ничто родился Мир, ты его декорируешь - растения, там, животные, моря, реки (опять же, можно в магазине купить, а можно самому сделать). И не забываешь заселить его людьми - ну так, "тупо поржать" ©. Почему? Потому что:
"Людей легче уничтожить, чем переубедить. Они никогда тебе не поверят — во всяком случае, до тех пор, пока у них есть возможность верить во что-то другое, неважно во что. Даже в самую распоследнюю ересь. И всегда смогут отстоять свою точку зрения, так что зубов не напасешься".
Поэтому что может быть для демиурга более увлекательным, чем смотреть, как люди доказывают друг другу, что они произошли от обезьяны?..
Или не заселяешь его людьми. Почему? Потому что:
"Если человечество само не в состоянии разобраться, что можно делать, а чего нельзя – то кому оно нужно, такое человечество?"
Но с человечеством в целом все-таки получается веселее. У него появляются Пророки (что не мешает этим самым Пророкам активно спорить с демиургами и обсуждать с ними проблемы экзистенциализма), атеисты, Свидетели Шамбамбукли; а еще люди любят все усложнять, потому что если что-то слишком просто, значит, в этом чем-то есть подвох!
Если у вас есть эта книга, значит, вы держите в руках дикий микс из Жана Эффеля, Годвилля, религии и мифологии с щепоткой философии, чайной ложечкой сарказма и каплей цинизма. Таков рецепт замечательного антидепрессанта для взрослых. Принимать залпом или по одной-две сказки за один раз. Хранить в общедоступном месте. Беречь от зачитывания друзьями и родственниками!
Ребята, налетайте, у этого повара явно талант.

глуховскийГлуховский Д. Рассказы о Родине
"Метро 2033", "Метро 2034", "Сумерки" - вот самые известные, культовые романы талантливого писателя-фантаста Дмитрия Глуховского. "Рассказы о родине" - это не попытка идеализировать и восхвалить нашу страну (как могло бы показаться из такого патриотического названия), но это попытка, и весьма успешная, как можно более объективно взглянуть на современную российскую действительность, на тот страшный мир, в котором мы вынуждены жить. Перед нами размышления автора о Родине, такой, какая она есть, без грима, без прикрас, без лишнего фальшивого патриотического пафоса, о Родине с ее послушно-нищими и бесстыдно-богатыми.
Однако нельзя сказать, что книга совсем не похожа на более ранние произведения автора. Как писатель-фантаст Глуховский и здесь не обходится без фантастических сюжетов, героев, ситуаций. Но если в "Метро…" и "Сумерках" фантастика – это способ создания другой, вымышленной реальности, то здесь фантастические элементы привносят ироническую струю.
Писателя и журналиста Глуховского интересует жизнь России начала 21 столетия в различных ее плоскостях. "Рассказы о родине" охватывают самые разные стороны нашей жизни, героями этих рассказов являются представители самых разных социальных слоев и профессий: от Президента до пенсионерки, от научного деятеля до гастарбайтера, от министра финансов до рабочего лесопилки.
Кто контролирует выборы в нашей стране? Откуда такие бешеные цифры относительно объема коррупции в России? Какие люди руководят народом? Кто нелегально торгует человеческими органами на главной стройке Москвы? Существуют ли защитники правопорядка, не берущие взяток? Какие телешоу интересны сегодняшнему россиянину?
Глуховский подвергает жесткому анализу современных рекламщиков-пиарщиков, которым предлагают придумать новую патриотическую концепцию, но кроме идеи раскрасить "Семнадцать мгновений весны" им ничего больше не приходит в голову (рассказ "Одна на всех"); автор иронизирует и по поводу представителей власти, их невежества, грубости и пошлости (рассказ "Utopia"). Кроме того писатель затрагивает и тему науки: заглядывая в недалекое будущее, Глуховский пишет о создании учеными силиконового мозга и о необычайной популярности этого открытия среди обычных людей-потребителей.
В целом, несмотря на иронический стиль сборника, он вовсе не заставляет читателя смеяться. Многие рассказы рождают мрачные ощущения, чувство безвыходности. Но одновременно приходит понимание, что эти ощущения возникают из-за правдивости, пусть иногда страшной и грубой.
Сам писатель говорит о "Рассказах" следующее: "Мне кажется, что сборник создает целостный и довольно критический взгляд на современную российскую действительность. Книга получилась, мягко говоря, хулиганская. Под невинной обложкой, стилизованной под советскую, скрывается вызов". Пожалуй, вызов и хулиганство Глуховского и его книги заключаются в том, что, описывая болезни российского общества, он не дает советов, как вылечить эти самые болезни. Он лишь указывает симптомы, а нам, читателям, предлагает серьезно задуматься о судьбе больного, имя которому – Родина.

хиллХилл Д. Призраки двадцатого века
Говорят, что на детях гениев природа отдыхает. Возможно, это и так, но к Джо Хиллу, сыну знаменитого Стивена Кинга, это утверждение не имеет никакого отношения.
Мягкая, доверительная интонация большинства его рассказов сразу вызывает интерес и дает возможность глубже проникнуться духом произведения. Однако, именно о таких и говорят: "Мягко стелет, да жестко спать", ведь зачастую зло обнаруживается в рассказах Хилла в самых неожиданных обличьях. Отточенный стиль, прекрасный слог, ну и видимо, очень хороший перевод дают возможность в полной мере насладиться творчеством автора.
Во-вторых, Хилл очень разнообразен. В десятке рассказов, вошедших в этот сборник, автор нигде не повторяется, с поразительной легкостью меняя стили и жанры: от мистики до реализма, от магреализма до хоррора. Вот уж действительно, все жанры хороши, кроме скучного. Джо с поразительной легкостью фонтанирует оригинальными идеями и придумками, поворачивает сюжеты в самые неожиданные стороны. Там, где ситуация кажется совершенно безнадежной, вдруг дает еще один шанс своему герою, а там, где мы не ожидаем никакого подвоха, неожиданно вонзает в спину отравленный кинжал. По крайней мере, заскучать нам Хилл не дает совершенно точно.
В-третьих, Джо Хилл очень искренен. Мистика и хоррор - такие жанры, когда пытаясь нас напугать, автор поневоле делится с нами своими страхами и проблемами. И в этом смысле Хилл не боится демонстрировать нам свои комплексы и фобии. Видимо, тень великого отца действительно серьезно давит на автора. Во многих рассказах, главные герои - закомплексованные подростки, страдающие от различных умственных и физических недостатков. По крайней мере дважды герои убивают отца, еще в одном случае он таинственно исчезает. С другой стороны, еще один рассказ - настоящий гимн сыновьей и родительской любви.
В результате получился очень интересный сборник разнообразных и любопытных историй, написанных  с большим литературным мастерством. Любители мистики и хоррора должны быть в восторге, но и тем, кто не очень увлекается этими жанрами, стоит ознакомиться с автором. По крайней мере несколько рассказов точно не оставят вас равнодушными.

муракамиМураками Х. Токийские легенды
Произведения Мураками, независимо от их формы, многослойны.
Слой первый, очевидный - особый стиль, "атмосфера" Мураками. История льется плавно и неспешно, но при этом не скучна. Такое ощущение можно испытать только в детстве, когда дни тянутся и тянутся, и спешить никуда не надо, и есть что-то, чем можно заниматься весь длинный-долгий день.
Слой второй, также явный, но проявляющийся не сразу - мистика. Хоть и не во всех книгах Мураками она есть, но все же встречается часто. При этом мистику Мураками так плотно переплетает с реальностью, что даже начинаешь допускать, что такое может быть. Особенно хорошо это видно в рассказах этого сборника. Наверное, почти с каждым из нас хоть раз в жизни случалось нечто странное. Случайное совпадение, которое оказалось поворотным в жизни - только один из примеров.
Третий слой - философский. Книги Мураками полны рассуждений о жизни. Но Харуки, в отличие от некоторых других авторов, не навязывает их, а искусно вплетает в историю. Так что этот слой не так заметен и открывается, только если читатель этого хочет. Некоторые книги Мураками можно смело растаскивать на цитаты. В этом же сборнике такие философские размышления есть, но чаще их не так много. В некоторых рассказах такие мысли спрятаны в одиночестве и очень глубоко, в других они росой рассыпаны поверх. Но в любом случае это всегда уместно и ненавязчиво.

драгунскийДрагунский В. Денискины рассказы
На легендарной книге Виктора Драгунского выросло несколько поколений детей. Тот, кто любил  короткие рассказы о жизни Дениски еще в детстве, теперь сам читает их своим детям, а то и внукам.
А ведь за это время изменилось очень и очень многое. Жизнь была совершенно другой, когда наш Дениска ходил в школу. Другие улицы, другие автомобили, другой двор, другие дома и квартиры. Другие телефоны, телевизоры и авторучки.
И современных детишек всегда волнуют эти вопросы - почему Дениска купается по вторникам? Что такое "прием стеклотары"? Зачем папа берет у сына "две копейки на автомат"? Что такое "одна Гватемала и два Барбадоса"? Как играли в прятки в коридоре коммунальной квартиры? Кто такая "октябрятская вожатая"?
И самое главное: были ли все эти приключения на самом деле? Или это всего лишь выдумка писателя?
Все знают, что Дениска – это сын Виктора Драгунского. А Мишка, Аленка и учительница Раиса Ивановна – они тоже были? А как насчет манной каши, которую Дениска вылил из окна?
К столетию со дня рождения Виктора Драгунского (1913 – 1972) издательство АСТ выпустило эту необычную книгу.
Рядом с "Денискиными рассказами" напечатаны подробные объяснения Дениса Драгунского. О том, что было и чего не было. О чернильницах и велосипедах, о соседях и друзьях, о генеральских пуговицах и газировке с сиропом.
Прочитайте эту книгу, и вы узнаете всю правду!

громыкоГромыко О. Крысявки
Великолепнейшая книга с весьма зашкаливающим градусом милоты. Оказывается, что у всеми любимого автора историй о В. Редной дома содержится целая крысиная коммуна, и какие там барышни - каждая со своим характером, каждая озабочена своей внешностью, каждая думает, как бы раздобыть новых вкусностей, при чем делает это со всем артистизмом и креативностью.
Книжка очень милая. Удачные иллюстрации, на которых симпатяги-крысы своим обаянием превосходят даже котят; веселые истории из жизни, в которую автору довелось впустить стаю этих смышленых зверьков; полезные советы по содержанию, кормлению, выгулу питомцев. Как таковой информации немного, это отнюдь не справочник начинающего крысовода, но основные моменты обозначены. Во всяком случае, после прочтения понимаешь (если до этого не понимал), что содержание крысы связано со многими хлопотами, и к вопросу ее заведения надо относиться серьезно. Честно показаны все "подводные камни", об которые начинающий любитель грызунов может больно удариться. И что приятно: автор не навязывает свою точку зрения, но советам ее сразу начинаешь доверять. Тут сразу несколько факторов влияют: и личный опыт, и тесное общение со специалистами, и общая адекватность - то есть безумным фанатом, обожествляющим крыс, Ольга Громыко вовсе не выглядит.
Мягкий юмор (хохотать не хохочешь, но улыбаешься часто), интересные факты и хороший текст, который приятно читать.
А также изумительные картинки!


брэдбериБрэдбери Р. Полуночный танец дракона
- Ну когда же, когда же вы к нам вернетесь? - спросил я.
- Как только в этом возникнет необходимость, - ответил Олли.
 - Когда у вас случится беда или в ваших сердцах поселится Одиночество.


Книга с именем "Рэй Брэдбери" на обложке - гарантированное удовольствие, хрустящий, как яблоко, кусочек сочного счастья. Даже если это сборник не из новых - этот вышел на английском в 2002 году.
С возрастом патриарх впадает "как в ересь, в неслыханную простоту" - становится внятнее и прозрачнее, разворачивает метафору одним изящным движением, обходится совсем без фантастики (для тех, кто привык считать Брэдбери фантастом, в книге немало сюрпризов). Еще он не перестает быть сентиментальным - и остается тем редчайшим писателем, который никогда не превращает сентиментальность в пошлость. Как он это делает - уму непостижимо. Волшебник.
В контекст творчества рассказы сборника вписать несложно: в "С улыбкой щедрой, как лето" упоминается Гринтаун, а "Осенний день" и вовсе выглядит полемикой с "Вином из одуванчиков": что толку в детских заметках на память, если в старости ты все равно не сможешь вспомнить, что имел в виду? Есть здесь и Брэдбери - мастер ужаса ("Звери"), и Брэдбери - преданный читатель ("Аккумулятор Скотта Фицджеральда/Толстого/Ахава"), и Брэдбери - самозабвенный кинозритель ("Прощальное путешествие Лорела и Гарди к Альфе Центавра"). А еще, оказывается, Брэдбери может быть по-настоящему едким и ироничным ("Пора в путь-дорогу", "Враг в пшеничном поле", "Полуночный танец дракона").
Еще этот новый Брэдбери много пишет об одиночестве. Будь то старость или непонимание супругов, отсутствие у ребенка товарищей для игр или попытки родителей прийти в себя после смерти сына - всюду есть эта глухая стена, преодолеть которую у героев нет сил и желания. И, как прежде, писатель старается прорастить прошлое в настоящем, свести времена и жизни, найти мертвым место среди живых, повернуть время вспять...
Словом, Брэдбери все тот же. Но другой. Но тот же. И в этом нет противоречия.
Волшебник.

папа сожралПапа сожрал меня, мать извела меня [сборник]
Сказка - особенное пространство, мир-в-трещине между реальностью и ирреальностью. Перед ней все мы дети, напуганные или восторженные, зачарованно внимаем ее древнему напеву. Сила сказки — в поразительной убедительности: слушая о чудесах, никто не усомнится в возможности их существования в том мире, который стекает в жизнь с книжных страниц.
"Папа сожрал меня, мать извела меня" — вторая часть антологии "Сказки на новый лад", вышедшей в издательстве "Гаятри/Livebook" в 2013 году. В предисловии автор сборника, Кейт Берханхаймер, раскрывает идею его создания: "Мою уверенность в том, что современные сказки пора прославить в популярном сборнике литературных произведений, подкрепляет то, что волшебные сказки у нас по-прежнему недооценивают и подрывают, хотя из них лепится столько популярных сюжетов. В сказках — секрет чтения".
Под обложкой — сказки современных авторов "по мотивам" сказок старых, читанных многим поколениям детей. Автор берет некую сказку за отправную точку (какую именно, указано под каждым заголовком) и создает на ее почве свою. Получившиеся сказки очень разные: некоторые из них — вариации на тему сказки-основы, другие — продолжения или прологи к ее действию; сказки жестокие, как старые-добрые, сказки волшебные, с троекратными повторами, говорящими животными и счастливым концом, сказки, происходящие в нашем, реальном мире, напоминающие свой прототип лишь основной мыслью, заложенной творцом... После каждой сказки приведен комментарий автора (иногда переводчика), в котором поясняются все "почему?" и "как?", касающиеся выбора и создания данной сказки, а также ее связи со сказкой-прототипом.
На читателя неподготовленного книга может произвести впечатление сборника жутких, непотребных, пошлых рассказов. Однако стоит помнить: во многих народных сказках присутствует жестокость, а с героями происходят жуткие события. По природе своей сказка не добрая история про путь к пожизненному счастью. Сказочность по сути — некий сплав, слияние яви и нави, жизненности и абсурда, и каждый познающий сказку наравне с ее героями вовлекается в игру, в которой невозможное становится возможным, а волшебство — реальностью.
Если перед прочтением антологии перечитать сказки, на которых она "основывается", яснее видны связи, замыслы и логика построения сказок современных. Последние, хоть и созданы не так давно, все же представляют собой именно жанр сказки, наполнены атмосферой и духом непременно и именно сказки. Та последовательность, в которой они следуют друг за другом, определена сказками-прототипами, точнее, географическим положением стран, откуда они происходят.

гейманГейман Н. Хрупкие вещи
"Хрупкие вещи" Нила Геймана — уже третий сборник его рассказов. Гейман — это Гейман, его малую прозу невозможно классифицировать. Это не фэнтези, это не ужасы, это не сказки, да и в том, что это литература, тоже, порой нет окончательной уверенности, ибо есть в его рассказах что-то и от музыки, и от изобразительного искусства. Это что-то блестящее, воздушное, которое играет разными красками, но очень хрупкое, которое быстро тает при попытке разобрать их на составные части.
Их можно назвать снами. Сны подразделяются на: кошмары, страшные сновидения, грезы, детские сны, приключенческие сны, сны, которые кажутся реальностью, сны бабочек, считающих себя мудрецами, сны, включенные в эту классификацию, сны, которые только что снились и не успели до конца исчезнуть.
Именно такая классификация, аналогичная борхесовской, возникает в голове при прочтении "Хрупких вещей". Ну а Нил Гейман, видимо, гость из страны, где сны обитают, который время от времени просыпается в нашем мире и записывает то, что увидел в другом. После этого он снова засыпает, а просыпается опять с новым рассказом.
Наверняка, и в стране сновидений он занимается чем-то похожим, так же рассказывая об увиденном в нашем мире,  и одним из подтверждений этого является рассказ "Недозволенные невесты безликих невольников в безымянном доме ночью ужасного хотения".
Как сны, произведения Геймана редко имеют начало и конец, обычно они кажутся кусочками каких то древних таинственных историй, может быть, поэтому рациональное объяснение, если оно и имеется, всегда остается за их рамками. В них, как и в снах, в одну историю может оказаться вплетена совершенно другая («После закрытия»), а герои совершают необычные, не всегда логичные поступки («Горькие зерна»). В них присутствуют элементы реальности, но они настолько тесно переплетены с выдумкой, что различить их очень непросто. Как и в снах, в них много такого, что, наверное, смогло бы заинтересовать психоаналитиков.
Ну и, пожалуй, самое главное - после рассказов Геймана, как после некоторых снов, невозможно сразу проснуться, настолько реальным кажется пребывание в них.

кингКинг С. После заката
Пожалуй, из всех сборников Стивена этот наиболее цельный — благодаря сквозному персонажу, который мрачным пейзажем присутствует в большей части рассказов. Этот персонаж — смерть. Чудом ускользнув от нее одним сентябрьским днем 1999 года, человек из штата Мэн до сих пор бежит от ее тени… Или, быть может, наоборот — неторопливо обходит границы ее владений, изучая неизведанную территорию, всматриваясь в тьму, поглотившую вечернее солнце? Как бы то ни было, в отношении к старой знакомой Кинг подчеркнуто серьезен. Это касается не только историй, в фокусе которых находится контакт между царством мертвых и миром живых, но и более, казалось бы, стандартных сюжетов: мастер все чаще и чаще отказывается заканчивать рассказ гибелью главных героев (или их противников, что ненамного лучше), как требует классическая модель хоррора или триллера.
Да, Кинг заматерел и остепенился (и теперь ему нет нужды демонстрировать удостоверение личности, чтобы сойти за классика), однако присущая его прозе напряженность отнюдь не испарилась — лишь сместилась из внешнего плана во внутренний. В реальном мире битвы с драконами случаются и после заката, но разворачиваются они не на выжженных пустошах, а в человеческой душе.
Вместе с тем неверно было бы видеть в этой книге концептуальную, от ума, подборку, где каждая цветная стекляшка занимает некое место, предусмотренное планом. Как и прежде, Стивен предпочитает работать по наитию, и общность рассказов говорит скорее о том, что автор сейчас находится на новом этапе жизненного пути и склонен к определенным мыслям, а не о некоем четком замысле. Цельность сборника заключается не в последнюю очередь и в его разнообразии — здесь и образцовый лавкрафтианский хоррор, и лирика, и сложные нравственные метания, и капля-другая иронии, и даже пара бойких историй, заставляющих вспомнить о "старом добром Кинге", подарившем нам "Кадиллак "Долана" и "Корпорацию "Бросайте курить".
Проще говоря, стоит только отбросить дурные символы, и становится ясно: закат — всего лишь преддверие рассвета. Стивен Кинг, как и полагается светилу, следует этому ритму эпоха за эпохой, и с каждым новым восходом сияет если не ярче, то теплее. А значит, нам будет где отогреться после долгой морозной ночи.

джексонДжексон Ш. Лотерея
Как и всякое направление литературы, "темная" проза (под этим зонтиком уютно разместились хоррор и родственные ему жанры) обросла изрядным количеством премий. Премия имени Ширли Джексон учреждена лишь в 2007 году, но уже зарекомендовала себя как одна из наиболее престижных в области "психологического саспенса, ужасов и мрачной фантастики".
Почему именно Джексон? В сравнении с другими мастерами жанра вроде Роберта Блоха или Фрица Лейбера, творившими в середине века, творческое наследие писательницы невелико, а ее вклад в "темную" литературу ограничивается стопкой тоненьких романов да горсткой рассказов, в которых не то что Ктулху — и вампиров не найдется. И все же премия названа так не случайно. Одним из доказательств этого может послужить "Лотерея" — наиболее значимый сборник Джексон, теперь изданный и на русском языке.
В большинстве рассказов, собранных под этой обложкой, ничего фантастического как будто не происходит. Типичный герой Джексон — представитель (чаще представительница) среднего класса, по рукам и ногам скованный стереотипами — разумными ли, глупыми ли, но заведомо навязанными окружением и не вполне осознанными.
Мир "Лотереи" — это мир предрассудков, лицемерия и застарелых комплексов. Титульный рассказ, символично размещенный в конце сборника, выносит приговор этому миру и предсказывает его будущее. Если обществом правят условности, то условиться можно о чем угодно — и даже традицию жертвоприношений возродить никогда не поздно.
Во многих рассказах фигурирует то некий мистер Харрис, то "Джим", то просто "мужчина в синем костюме"; дьявол то выступает на первый план, то прячется в тени. Функции его разнообразны, личин его не счесть, но одно остается неизменным: он всегда рядом. Подчеркивая это, Джексон предпосылает всем частям сборника цитаты из старинного демонологического трактата, а завершает его фрагментом из средневековой баллады "Джеймс Харрис, демон-любовник" (недаром в первых изданиях сборник имел подзаголовок "Приключения Джеймса Харриса"). Как ни хитри, а в дьявольской лотерее каждый получит то, что ему причитается.
Хотя славу "литературной ведьмы" Ширли Джексон принесли поздние романы (прежде всего "Призрак дома на холме"), уже в "Лотерее" проявился ее талант к анатомически точному изображению человеческой души. На тонкой грани между реальным и фантастическим вырастают рассказы, способные будоражить читательские эмоции и в наши дни.

фицджеральдФитцжеральд Ф.С. Три часа между рейсами
Фрэнсис Скотт Фицджеральд, возвестивший миру о начале нового века — "века джаза", стоит особняком в современной американской классике. Хемингуэй писал о нем: "Его талант был таким естественным, как узор из пыльцы на крыльях бабочки". Его романы "Великий Гэтсби" и "Ночь нежна" повлияли на формирование новой мировой литературной традиции XX столетия. Однако Фицджеральд также известен как автор блестящих рассказов, из которых на русский язык переводилась лишь небольшая часть (наиболее классические из них представлены в сборнике "Загадочная история Бенджамина Баттона"). Книга "Три часа между рейсами" — уже четвертая из нескольких запланированных к изданию, после "Новых мелодий печальных оркестров", "Издержек хорошего воспитания" и "Успешного покорения мира", — призвана исправить это досадное упущение.
Итак, вот они, тридцать пять рассказов зрелого Фицджеральда — полное собрание рассказов, опубликованных в последние пять лет его жизни в прославленном журнале "Эсквайр". В том числе цикл юмористических историй о неудачливом сценаристе Пэте Хобби — историй, навеянных богатым опытом общения признанного мастера тонкого психологизма с голливудской фабрикой грез; отдельные из них в разное время переводились на русский, но весь цикл полностью — никогда, и для данного издания он переведен с начала до конца заново.
Юмор здесь порой горький, порой даже черный, взгляд на жизнь более реалистичный, нет настроя на лирический лад, среди героев рассказов уже нет романтически настроенных девушек и юношей и т.п., но в итоге это все тот же Фицджеральд, все та же "эпоха джаза", все та же особая атмосфера, все те же неожиданные концовки. Рассказы в этом сборнике короче, но даже в эти несколько страниц (я не имею в виду цикл рассказов о Пэте Хобби) автор вмещает целый мир, который раскрывается через призму судьбы одного героя. Для меня рассказы Фицджеральда интересны тем, что они цепляют читателя парадоксальностью обычных ситуаций, что, читая их, одновременно испытываешь вихрь эмоций (и радость, и грусть) и чувствуешь некое умиротворение. Это рассказы и автор на все времена...

судзукиСудзуки К. Темные воды
По первому рассказу из этого сборника сняли классический азиатский фильм ужасов: маленькие девочки в белых одеждах, возникающие из ниоткуда, пугающая тишина, странные тени и призраки. Пересняли в американской традиции, не слишком сильно даже изменив. А вот от оригинального текста отличия огромные. В рассказах Судзуки далеко не всегда фигурируют призраки, а ужас, в основном, концентрируется в голове у главных персонажей. И это страшнее, потому что мертвой маленькой девочки любой дурак испугается, а нагнетать ужас тяжелой атмосферой и собственным страхом удается не каждому.
Японцем вообще быть очень страшно. Остров посреди океана, маленький и беззащитный, а людей на нем скопилось, как блох на хвосте у шелудивой собаки. И со всех сторон - то цунами, то землетрясения, то еще какая-нибудь опасность. А куда бежать? Кругом вода. А от воды погибать очень страшно.
"Темные воды" - совсем небольшие рассказы, объединенные как раз водно-утопленнической тематикой. Ну, или хотя бы островной. Рассказы довольно изящные и жуткие, и не решить сразу – какой из них самый-самый. Наверное, все же заглавный, где героиня в мелочах представляет, как она пьет воду, в которой растворены частички утопленничка.
Неплохой сборничек на вечер, ничего серьезного, но написано атмосферно. И запомните, дети, - пить воду прямо из-под крана — это моветон.

датлоуДатлоу Э., Виндлинг Т. С точки зрения тролля
Перед нами сборник из пятнадцати историй. Каждая непохожа на остальные и объединяет их только одно. Вы увидите всемирно известных героев - совершенно с новой стороны! Кто задумывался о том, откуда взялась ведьма в пряничном домике?! А что чувствовала жена убитого Тролля из сказки о волшебных бобах?! А может дети в сказках были не такими уж добрыми и бедными... просто стоит узнать другую сторону медали.
Вы уже поняли - авторам, которые пишут свои волшебные сказки, предложили выбрать те, которые известны всем и каждому и...переделать их. Рассказать что-то новое. А может посмотреть с другой стороны и рассказать предысторию или, наоборот, продолжение... В любом случае - получилось шикарно!
После каждого рассказа - есть краткий очерк об авторе. Есть названия их самых известных работ. И если вам очень понравилось (а это мы вам гарантируем) - можно знакомиться с его творчеством, и дальше.
Сколько страсти в этих страницах! Жестокость тех, кто жалеет себя и не замечает, что сам становится гораздо большим чудовищем, чем великан или тролль, над которым он издевается. Одиночество тех, кто вынужден врать и скрываться. Кто узнал о себе страшную тайну... кого предали и кто не может продолжать жить так же, как и прежде. Сколько растраченных желаний... Сколько мечтаний, которые так и не осуществились. Жадность, которая заводит нас в тупик, а то и хуже. Зависть, которая толкает на ужасные поступки.
Это не просто книга - это волшебный котел, в котором варятся все человеческие стремления, чувства и порывы.

Хотите знать больше о современном рассказе? Вступайте в наш клуб "Высокие энергии" и будьте всегда в курсе!



Категория: выбор экспертов | Просмотров: 668 | Добавил: Zonne | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Блиц - опрос
Книга года-2016 - это:
Всего ответов: 1
Баннеры

Облако тегов


Copyright ONHL MODUB © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz