Понедельник, 18.12.2017, 11:48
Приветствую Вас Гость | RSS

Мурманская областная детско-юношеская библиотека

Отдел новой художественной литературы

Вам, читатель
Контакты
183025, г. Мурманск,
ул. Буркова д.30
т. 44-10-35
e-mail:admin@onhl.ru
Режим работы
Пн - Пт: 10.00 - 18.00
Сб: Выходной.
Вс: 10.00 - 17.00
Наши друзья

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2017 » Май » 26 » Новые книги о войне
12:52
Новые книги о войне
Война – тяжелое время для любой страны, любой нации, любого человека. О Второй Мировой нужно всегда помнить и рассказывать об этой ужасной трагедии подрастающему поколению, чтобы память о ней и миллионах покалеченных судеб не канула в Лету.
Память эта должна сохраниться, передаваясь от поколения к поколению, и чтение книг помогает сохранить эту живую нить, что объединяет прошлое и будущее.


Детская комнатаВалентина Гоби «Детская комната»
Валентина Гоби – известная современная французская писательница. Ее роман «Детская комната» основывается на реальных событиях, произошедших во время Второй мировой войны, но герои книги – вымышленные, писательница лишь собрала коллективные воспоминания всех выживших и воспроизвела их на бумаге, придав им форму романа.
События книги разворачиваются в лагере «Равенсбрюк», где содержались женщины – участницы подпольных движений, цыганки, свидетели Иеговы, политические заключенные и просто «неугодные люди», но евреек там не было. Может показаться, что условия там были более сносны, чем в других концлагерях и гетто для евреев. Но это не так. Лагерь есть лагерь. То же нищенское существование, голод, холод и болезни, газовые камеры и расстрелы. Но была одна отличительная черта – детская комната (Kinderzimmer), где цеплялись за жизнь новорожденные дети заключенных. Из 523 детей рожденных в лагере выжило только 35.
Главная героиня книги Мила, участница подпольного движения в Париже, попадает в Равенсбрюк беременной. Такая новость на свободе могла принести радость и ей, и ее возлюбленному, но только не здесь, - в месте, где не знаешь, как выжить самому, не говоря о спасении еще не рожденного младенца. Кажется, что они обречены. Тяжкий труд в трудовом лагере, недоедание и измождение, отсутствие каких-либо лекарств. Лишь маленькая надежда на чудо, что спасет дитя от голодной смерти.
Валентина Гоби рисует страшную картину в мрачных тонах, где девушки умирают, не успев произнести свое имя и рассказать свою историю. Как только Мила сближается с группкой девушек, сразу же кто-то из них умирает. Заключенных так много, что не удается выделить какое-то одно лицо. Сплошная серая масса из умирающих человеческих тел, зловонная и грязная, пораженная незаживающими ранами и обморожениями, тифозная и язвенная. И в этой массе есть одна лишь комнатка, где скрывается надежда на будущее, где само будущее – это детская. Но и тут идет борьба за жизнь. Исхудалые мамочки не могут накормить детей своим молоком, которого просто нет. Женщины ожесточаются с единственной целью – сберечь потомство любой ценой….
Эта история настолько трагична, настолько реальна. Автор не щадит читателя, не избегает трагичных сцен и страшных описаний всех ужасов лагеря Равенсбрюк. Писательница умело расставляет акценты и вычленяет главное – ценность человеческой жизни. Она осуждает любое насилие против человечества, против свободы личности и заставляет задуматься о многих вещах.


СоловейКристин Ханна «Соловей»
«Соловей» Кристин Ханны назван лучшим романом 2015-го года.
Он повествует нам о двух сестрах-француженках Вианне и Изабель Мориак во время Второй Мировой Войны, когда Франция была оккупирована войсками Германии. Девушки - полные противоположности друг друга. Вианна, отправив мужа на войну, остается одна вместе с дочерью, вечно всего боится и не знает, что делать дальше, поэтому всегда поступает так, как нужно, не лезет на рожон, не ищет себе проблем, дабы не вызвать гнев немецких военных, и все ради спасения своей дочери. Изабель же, наоборот, полна решимости бороться с захватчиками и не намерена всю войну сидеть сложа руки, как остальные женщины. Она решает уйти в Сопротивление. Каждая из этих двух женщин ведет свою войну.
В этой книге есть все - смелость и трусость, любовь и страсть, надежда и разочарование, страсть и вера, безрассудность и трагизм, предательство и спасение, жертвенность и глупость. Вначале роман цепляет слогом, атмосферой Франции, он наполнен любовью и планами на будущее. Но в мирное время врывается война и перечеркивает все. Книга сильна эмоциями и переживаниями, всеми теми спектрами чувств, которые мы видим глазами обеих героинь, как они взрослеют и меняются, прежними они уже никогда не станут.
 Война. Да, она здесь будет и довольно жестко ее вводит в сюжет автор. Сначала муж Вианн уйдет на войну, в ее домик поселится жить немец, Изабель переживет бобмежку, они обе застанут геноцид евреев и одна из них даже попадет в концлагерь, жизнь в котором будет описана очень подробно. Но финал книги потрясает до основания, когда все расставляется по полочкам и сопереживание становится уже невыносимым.
Более всего впечатляет в «Соловье» его посыл, который рассказывает нам о том, на что женщина может пойти, защищая свою Родину - совершить подвиг и пожертвовать жизнью ради других людей. Она не просто мать, жена, дочь - она героиня, которая, несмотря на страх, делает полезное дело ради своей Родины.



чужекровкеАффинити Конар «Чужекровка»
1944 год, Освенцим.
12-летние сестры-близняшки Стася и Перль попадают в особый блок лагеря под названием "Зверинец", где дети становятся подопытными кроликами в руках Дяди Доктора, особый интерес которого вызывают близнецы.
Но девочки готовы стерпеть любые мучения, ведь за это им обещали сохранить жизнь их родных. Им пообещают, что за хорошее поведение и разрешение проводить над собой опыты их матери разрешат рисовать, а деду плавать в бассейне. Разумеется, девочки согласятся. Перль - в отчужденной манере, а младшая Стася решает пойти на некоторую хитрость и сделать вид, что она очень увлечена экспериментами доктора, тоже хочет стать врачом и готова начать учиться прямо сейчас.
Роман — художественный дневник лагерных будней, рассказанный от лица этих двух девочек. Рассказанный по-детски отстраненно и спокойно. Без слез, без истерик, почти без осознания того, что происходящее с ними по-настоящему ужасно. Как спокойная доброжелательная манера, с которой, по свидетельствам очевидцев, Менгеле общался с теми, над кем производил опыты, вступает в диссонанс с тем, что он делал, так повествовательная манера девочек усиливает впечатление от производимых над узниками лагеря ежечасно зверств: выколотых глаз, проколотых барабанных перепонок, разрезанных без наркоза животов. Перль и Стася — Гензель и Гретель в пряничном домике ведьмы. Разница только в том, что домик и ведьма — настоящие.
Не менее страшно выглядят искаженные эмоциональные связи, которые возникают между медицинским персоналом и пациентами (до формулировки «стокгольмский синдром» еще несколько десятков лет, но это он), между детьми, потерявшими свою пару, между разными парами близнецов за место в лагерной иерархии, детское желание убить своих мучителей. И когда война уже останется позади, выжившие еще долго будут лечить не только физические, но и душевные раны.
Очень точное описание этой книге дал Энтони Дорр:
«Роман-парадокс... прекрасный рассказ о самых чудовищных преступлениях; глубокое исследование воспоминаний каким-то чудом обретает здесь сказочную легкость. Это история взросления детей, которым не дозволено взрослеть. Если ваша читательская душа выдержит испытание их судьбой, вы будете вознаграждены знакомством с одной из наиболее щемящих, сильных и талантливых книг нынешнего года».

Жена смотрителя зоопаркаДиана Акерман «Жена смотрителя зоопарка»
Антонина Жабинская, жена организатора и первого директора Варшавского зоопарка Яна Жабинского могла бы войти в историю литературы кем-то вроде польского Джеральда Даррелла. Во всяком случае у нее было для этого все: любовь к животным, наблюдательность, чувство юмора и литературный талант.
По ее гостиной бегали одомашненые детеныши рыси, которых она собственноручно выкормила из бутылочки, барсук жил в ее доме на правах кота, она умело принимала роды у жирафини и слонихи и ловко улаживала конфликты в семействе макак. И даже семейным прозвищем ее старшего сына Рышарда было имя Рысь. А муж Ян отмечал, что Антонина обладает «поразительным и весьма специфичным даром, редчайшей способностью наблюдать и понимать животных, это какое-то шестое чувство». Все увиденное Антонина Жабинская аккуратно заносила в дневник.
Но обстоятельства сложились таким образом, что ее дневник стал не столько занимательным чтением для любителей животных, сколько основой для документального романа о том, как жила семья Жабинских, подведомственный им зоопарк и шире — Варшава во время оккупации нацистами. Как зоопарк был разрушен бомбардировками, а потом редких животных под предлогом спасения перевезли в зоопарки Германии, а более распространенных расстреляли пьяные гитлеровские офицеры в качестве развлечения.
Как Жабинские сначала превратили руины зоопарка в свиноферму, а потом в огород, не потому что им так уж хотелось снабжать продовольствием оккупантов, а потому что таким образом они могли дать кров и пищу своим знакомым евреям. Как Ян Жабинский выводил из гетто взрослых и детей и спас в общей сложности порядка 300 евреев, за что после войны (как и его жена) получил титул Праведника мира.
Обо всем этом американка Диана Акерман написала биографический роман «Жена смотрителя зоопарка». Скорее известная как популяризатор, чем как оригинальный прозаик, Акерман, выдала не столько художественное произведение с ярко выраженным авторским стилем, сколько разношерстную сбивку фактов, основанную на дневниковых записях четы Жабинских и других документах. Но это тот случай, когда красноречивость поступков героев повествования искупает невыразительность авторского голоса.

Дети воронаЮлия Яковлева «Дети Ворона»
Роман-сказка повествует о страшном сталинском терроре в Ленинграде в 1938 году. Брат и сестра, Шурка и Таня, попадают в совершенно сказочную ситуацию: сначала исчезает папа, затем мама и брат, их комнату в коммуналке занимает злая соседка, семейной фамилии у входной двери рядом со звонком больше не существует, а люди с ними больше не разговаривают, словно не замечают. Как это? Они в другую реальность попали? В не-Ленинград? Куда деваться двум маленьким детям 7-ми и 9-ти лет в большом городе, который теперь так сер и неприятен?
Вот тут и начинается сказка. В поисках родителей они узнают, что какой-то Ворон по ночам забирает людей. Как же его найти и родителей спасти? От безысходности они решают спросить двух прогуливающихся по тротуару ворон, - и вот чудеса! - вороны им отвечают. Затем будут воробьи, голуби, сорока, лебедь, чайки, но никто из них не поможет. И тогда Шурка решится на отчаянный поступок: он отправится в логово самого Ворона, точнее — его заберут.
Элементы сказки пронизывают текст и делают его сюрреалистическим: говорящие птицы; у стен вырастают глаза и уши; Шурка, ставший бездомным, становится невидимкой, через него проходят люди, он не может с ними ни поговорить, ни прикоснуться, они просто не видят его, не обращают внимания. С помощью этих образов Юлия Яковлева достаточно легко и просто объясняет детям ситуацию, сложившуюся в нашей стране в 1938-м году. Конечно, эту книгу с ребенком нужно читать родителям или учителям, чтобы после прочтения «Ленинградской сказки» объяснить, что такое и вправду было и раскрыть в общении непонятные моменты, задав несколько вопросов, например: Почему Шурка стал невидимым? Как ты понимаешь выражение «и у стен есть уши»?
Для взрослых книга притягательна в первую очередь тем, что автор сравнивает происходившее в годы репрессий со всем нам понятной детской игрой, и как страшно это не звучит, сравнение просто идеально подходит для подобных событий. Есть в романе такая ситуация. Шурка стоит в длинной очереди людей, которые ждут свидания с родственниками в тюрьме. Мимо проходит девочка с мамой. Девочка Шурку заинтересовала, и он хочет с ней поиграть, но мама кричит на нее: «Отойди! Не заговаривай с ними! Здесь только шпионы!». На что Шурка ей дерзко отвечает: «Сама такая!». И это детское присущее всем выражение защиты от ругательства «сам/сама такая» приводит женщину в ужас! Представляете? Обычно детское выражение может стать оружием террора. И ведь становится! Это и вправду было: можно было показать пальцем на «неудобных» соседей по коммуналке или шепотом в нужное ухо сместить с должности мешающего твоему карьерному росту сослуживца — и оп! - как по мановению волшебной палочки, соседи исчезали, сослуживец не приходил на работу, а тебя ждала новая комната или должность. Только ужас в том, что «волшебство» работало в обе стороны, волшебная палочка в любой момент могла стереть из общества и самого тебя.
Конечно, «Дети ворона» - книга сказочная, но автор не вводит своих маленьких читателей в заблуждение о том, что это не быль, а сказка, посвящая эту книгу своему дедушке и вводя в повествование слова сестры Шурика, Тани: «Иногда лучше немного придумать и поиграть, чтобы спрятаться от того, что было по правде».



Категория: Виртуальные выставки | Просмотров: 185 | Добавил: Zonne | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Блиц - опрос
Книга года-2016 - это:
Всего ответов: 4
Баннеры

Облако тегов


Copyright ONHL MODUB © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz